«Обратно в село не возвращаются»
Баркас Искра 1947 года выпуска. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

Баркас Искра 1947 года выпуска. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

Жители острова Алексеевка в Камызякском районе рискуют остаться без связи с внешним миром

Небольшой поселок, в котором проживают всего 200 жителей, соединяет с городом и ближайшим селом Самосделка, в котором находится школа и амбулатория, единственная паромная переправа. Паром в Самосделке можно считать музейной достопримечательностью — баркас произведен в 1947 году в Германии. Двигатель на судне 1972 года выпуска, и он до сих пор работает. Однако ремонта он требует специального, поскольку запчасти на рынке для него не продают. Раньше, как говорит РП глава сельской администрации Василий Зайсунов, подходящие детали производили в Санкт-Петербурге. Однако, несмотря на прочность немецкого судна, руководство села с недавних пор стало получать предписания о нарушениях от контролирующих органов.

– Я говорил в суде, что этот паром — единственная связь людей с внешним миром, — говорит РП Василий Зайсунов. — На нем мы возим детей в школу, почту, переезжает скорая в конце концов. Я спрашиваю у инспектора Росприроднадзора, за что они меня штрафуют. Она говорит, у вас нет разрешения на пользование водными ресурсами от Отдела водных ресурсов БВУ по Астраханской области. Спрашиваю: «Как его получить?». Вместо ответа мне выписывают 10 тысяч рублей штрафа и еще на 50 тысяч подают в суд. К счастью, суд пошел нам навстречу и взыскивать с меня эти деньги не стал, но обязал навести с документами порядок.

Коллизия еще в том, что с 2015 года на основании 136 федерального закона о передаче большинства полномочий с поселений на районный уровень паром фактически должен был перейти в собственность Камызякского района. Это значит, что район должен и нести все расходы по его содержанию. Однако, как отмечает Василий Зайсунов, у района нет на это денег и в том же году было заключено соглашение на обслуживание парома все тем же Самосдельским сельсоветом:

– На содержание парома уходит до 700 тысяч рублей в год, — говорит Зайсунов. — В среднем он зарабатывает 500 рублей в день. Вот и считайте, что это где-то 200 тыс. в год. А мне еще нужно зарплату паромщикам платить, покупать солярку — минимум 70 литров в день. У района и так большие расходы в бюджете: у них до 70% уходят на образование, больницы и соцзащиту. Сейчас я предложил главе района, что мы будем перечислять деньги на содержание парома, хотя фактически он будет собственностью района. Просто людей жалко, потому что я уверен, что на собственных средствах переправа не выживет. Сейчас я договорился снова с главой района Василием Сухоруковым, что мы возьмем паром в пользование еще на полгода.

В результате долгих перипетий с собственностью и на баркас, и на паром по документам выходит, что ни паромом, ни водными ресурсами Нижне-Волжского бассейнового управления сельская администрация распоряжаться не имеет права.

– Паром без документов, он сейчас «висит» в воздухе, — жалуется Василий Зайсунов. — Без свидетельства о праве собственности на него мы не можем его зарегистрировать. Вот такая коллизия. Сейчас, как нам объяснили, чтобы их восстановить, нужно обращаться в государственную инспекцию по маломерным судам МЧС.

Улица Ленина в поселке Алексеевка. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

Инспектор ГИМС по Камызякскому району Сергей Киреев пояснил РП:

– Если говорить о пароме, то в ГИМСе он никак не может стоять на учете, — говорит Киреев. — У нас под надзором стоят суда меньше 20 метров длиной, поэтому баркас, я думаю, мы зарегистрируем. А паром превышает эту длину и значит, его уже надо ставить на учет в «Российском речном регистре».

Начальник отдела водных ресурсов Нижне-Волжского бассейнового управления Юрий Брынцев сообщил РП, что пока со стороны главы Самосделки никаких обращений не поступало:

– Вопрос восстановления документов на паром — не наша специфика, — говорит чиновник. — Мы предоставляем право работать на водном объекте, то есть реке. В государственный водный реестр сведения о судах не заносятся, для этого есть судовой реестр. То есть техническое средство — это одно, а водный объект — другое. Им нужно собрать не самый сложный набор документов для нас: нам нужны только сведения о технических характеристиках транспортного средства и заключение службы природопользования.

Замруководителя астраханского филиала «Российского речного регистра» Сергей Васильев сообщил РП, что их ведомство на возмездной основе занимается определением технического состояния судов, но никак не юридическими вопросами.

Согласно кодексу внутреннего водного транспорта РФ, регистрация речных судов массой свыше 200 кг в Астраханской области производит администрация Волжского бассейна внутренних водных путей. Однако получить комментарий от данного ведомства РП не удалось, поскольку телефон администрации не отвечал.

– У нас есть договор купли-продажи на паром. С ним мы обратимся в суд, чтобы он узаконил за нами право собственности на паром. Это долго. Если признают его бесхозным, мы целый год будем ждать, найдется ли хозяин, — говорит глава Самосделки.

Отвечая на вопрос РП, можно ли для жителей соорудить хоть какую-то переправу, Василий Зайсунов отметил, что это невозможно, поскольку река имеет ширину 200 метров и является судоходной.

– По опыту поселка Красный Яр могу сказать, что там у них раз в день на 2 часа понтоны разводят и на это у них уходит больше денег, чем у нас. Да и выручка у них 250 тысяч в день, а у нас 500 рублей, — заключил Василий Зайсунов.

Пока же, как заявил глава Камызякского района Василий Сухоруков телеканалу «Астрахань 24», паром находится в нормальном состоянии, хотя и требует капитального ремонта:

– Баркас работает 50 с лишним лет и ничего страшного в этом нет. Хотя, конечно, требуется сегодня либо капитальный ремонт, либо приобретение нового судна, — рассказал Сухоруков.

– Дело не в том, что он старый, так-то он крепкий, не гнилой, — говорит РП работник парома Виктор. — Проблема в том, что на него запчасти трудно найти. Бывали случаи, когда ездили искать запчасти по всем судоремонтным заводам области. С апреля 2015 года каких-то больших поломок на нем, к счастью, не было.

Причал паромной переправы из села Самосделка на остров Алексеевка. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

В Алексеевку один раз в день ходит УАЗик. На острове нет асфальтовой дороги, поэтому после осадков сюда никто не ездит, как говорят местные жители. Есть начальная школа и детский сад. Трижды в неделю в поселок привозят почту. Есть маленький продуктовый магазин, в который через день привозят хлеб и где есть необходимый минимум товаров. Сейчас в поселок проводят газ. Василий Зайсунов сообщил РП, что в течение текущего года планируется полная газификация. Пока же, по словам местных жителей, деревня отапливается по старинке — дровами и углем.

– Если паромная переправа не будет работать, мы окажемся отрезанными, а значит, и те остатки оставшихся здесь в конце концов уедут, — уверен местный житель Алексеевки Сергей Мясников. — Так хотя бы продукты и почту к нам привозят. Даже когда 4 года назад держалось 37 градусов мороза, наша переправа выдержала, работала. Когда был другой глава администрации, паром практически не ходил и детишек приходилось отправлять в интернат в Самосделке, чтобы они могли учиться и там же жить.

Согласна с Мясниковым продавец сельского магазина Аля.

– Ничего не будет здесь, если паром заберут. Сейчас погода такая, как говорят, «ни лед ни вода». Вода замерзает, переплыть на лодке нельзя и по льду переходить опасно. Поэтому эта переправа — единственный способ переехать. У нас 16 детишек отсюда ежедневно ездят на автобусе в школу. Скорая помощь к нам не придет. Люди бы здесь жили и строились, если бы была инфраструктура, хотя бы дорога. А то, как любая морось – ни одна машина не проедет.

Попасть в Алексеевку можно с помощью двух паромных переправ: одной частной до Самосделки и муниципальной — уже в саму Алексеевку. Сразу после Нового года из-за непогоды оба парома оторвались и два дня не действовали. К счастью, в это время морозы стояли до 20 градусов, и перебираться можно было по льду. На вопрос РП, как в такие периоды справляются люди с экстренными ситуациями, Василий Зайсунов рассказал, что проблемы бывают, но они решаемы:

– Пожарная станция и ближайшая скорая помощь находятся в 18 км от острова в селе Травино. В прошлом году у нас было пять пожаров, но их удалось потушить еще до переезда пожарных через паром. У меня в каждом поселении есть свои гидранты. В Самосделке, например, они установлены через каждые 100–300 метров, поэтому пожарный вопрос мы решили.

Одна из главных проблем — отсутствие аптеки. Ближайшая в поселке Карагали в 18 км от поселения. По словам Василия Зайсунова, администрация готова посодействовать в открытии аптечного пункта:

– Мы готовы предоставить помещение и даже помочь с обучением фармацевта, но его нет. Все, кто обучаются по медицинским специальностям, обратно в село не возвращаются, — заключил Зайсунов.

«Если этого коснуться, сколько же еще человек надо посадить!» Далее в рубрике «Если этого коснуться, сколько же еще человек надо посадить!»Астраханцев, живших в общежитии, которое обрушилось более шести лет назад, пытаются выселить и из временного пристанища Читайте в рубрике «Титульная страница» Двойной удар по ЕГЭПочему готовиться к экзаменам стало проще? Отвечают создатели успешного российского стартапа TwoStu Двойной удар по ЕГЭ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»