«Если этого коснуться, сколько же еще человек надо посадить!»
«Мы получали кипы отписок». Фото: Неля Абдуллаева / «Русская планета»

«Мы получали кипы отписок». Фото: Неля Абдуллаева / «Русская планета»

Астраханцев, живших в общежитии, которое обрушилось более шести лет назад, пытаются выселить и из временного пристанища

В июле 2009 года в Астрахани произошла трагедия: разрушилась часть общежития машиностроительного завода «Прогресс». Погибли пятеро, один из них — ребенок, больше 100 семей остались без жилья. Неделю пострадавшие жили в школе поблизости, в урологическом корпусе больницы некоторые живут и сегодня. Почему за шесть лет не все получили положенное жилье? Как люди выживают в корпусе, отключенном от коммуникаций? В ситуации пыталась разобраться корреспондент «Русской планеты».

Кабинет Шухера

– Это кабинет главврача или кабинет Шухера, был такой знаменитый уролог у нас. Здесь мы и живем. — Так начинает «экскурсию» по своему временному жилищу 57-летняя астраханка Любовь Аристова. Впрочем, экскурсия этой комнатой квадратов в 10 и заканчивается. — Мы в тесноте, но хорошо, что выбрали небольшую комнату, а то нам говорили, что еще кого-то подселят. Заняли еще комнату, чтобы белье сушить. Тут дочь спит.

В здание урологии ГКБ № 2 имени Губиных Любовь с соседями попала в августе 2009 года. Тогда они не предполагали, на сколько тут задержатся.

– Живем здесь шесть с половиной лет. Сейчас здесь живут 7 семей, всего 11 человек. Есть пенсионерки, инвалид.

Полтора часа, пока длится интервью, мы стоим — присесть негде и не на что: кровать, небольшой холодильник, на нем электроплитка, кухонная утварь на подоконнике, часть одежды висит на стене. На улице мороз, но в помещении ничуть не теплее.

– На момент обрушения я на заводе проработала 32 года. Это было оборонное предприятие, машиностроительный завод «Прогресс». Я была председателем совета общежития, а на заводе была и комсоргом и профоргом, начальником отдела снабжения.

Несмотря на должность, Любовь все эти годы прожила в общежитии.

Гостиница из туалетов

В 1996 и 1997 годах в общежитии завода случились первые обрушения. Зона туалетов была закрыта 10 лет, и на все пятиэтажное здание работал только один санузел на первом этаже.

Здание признали аварийным, но на него обратил внимание индивидуальный предприниматель Валерий Пряхин, ставший членом совета директоров машиностроительного завода «Прогресс». Он задумал переселить в бывшие туалеты людей из деревянных домиков на площади Октябрьской, где намеревался построить торговый центр.

Начавшаяся незаконная реконструкция общежития и стала причиной обрушения в 2009 году. В 2011 году СУ СК России по Астраханской области подтвердило вину Пряхина. Он и бывший начальник строительного участка Анатолий Гончар были признаны судом виновными в нарушении правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшем смерть двух и более лиц по неосторожности (ч. 2 ст. 216 УК РФ).

Следствие сочло, что часть общежития была самовольно, без разрешения на строительство и проекта реконструкции, переделана в квартиры. Пряхин узаконил права собственности на реконструированные квартиры и оформил их на своих знакомых и родственников. После чего обратился в администрацию города, чтобы обменять жилье с площади Октябрьской на квартиры в общежитии. Вице-мэр Виктор Кузнецов, который подписал договоры мены и вселил тем самым граждан из ветхого жилья в аварийное общежитие, был приговорен к 2,5 годам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении за превышение полномочий. Гончар был приговорен к трем годам лишения свободы условно. Пряхина приговорили к пяти годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, однако его местонахождение неизвестно и сейчас.

Корпус не только отключен от коммуникаций, в нем срезана сантехника. Фото: Неля Абдуллаева / «Русская планета»

«Здесь заразный корпус, и он не обработан»

Пострадавших разместили в соседней школе, а потом предложили пожить в лагере.

– Люди не могли оттуда уйти к зиме, их не распределяли. Экспертиза была подделана, якобы здание не под снос, а будет делаться капитальный ремонт. Соответственно, и социальное жилье никому было не положено.

Любовь Аристова вместе с дочерью Ольгой и другими жильцами сразу поселились в больнице, некоторые жили в здании нынешнего травмпункта, потом большим семьям дали квартиры в маневренном фонде. Матерям-одиночкам и одиноким женщинам предлагали жилье с подселением.

Корпус был не только непригоден для жилья, но и опасен для здоровья, так как нуждался в дезинфекции, которая проведена не была. Женщина уверена, что здесь она получила заражение крови и рожистое воспаление ноги, которым страдает уже три года.

– Уролог как узнал, где мы живем, удивился, ведь корпус обрабатывать специально должны были. Если этого коснуться, это же сколько еще человек надо посадить! Больница должна была заявить официально, что здесь заразный корпус, что он не обработан. И неизвестно, что будет с нашим здоровьем дальше.

Судебные разбирательства

Любовь с дочкой встали в очередь на получение жилья как малоимущие, хотя обрушенцам должны выдавать жилье вне очереди. После она в жилищный отдел уже не обращалась. Все это время Любовь и другие жильцы искали адвокатов, чтобы подать в суд, но едва узнав повод, юристы отказывались.

– Потом мы уже через Москву вышли на прокуратуру, и прокуратура подает в суд. Одновременно мы подаем иск, требуя отменить распоряжение мэра на капитальный ремонт. И 3 мая 2011 года нам удалось отменить это распоряжение и добиться сноса общежития, который состоялся в августе-сентябре этого года. Так появился шанс получить жилье.

Все, кто судился вместе с Любовью, имели приватизированную собственность и два года назад получили новое жилье. Выдача социального жилья тормозилась, потому что завод долгое время не передавал здание городу.

– Я ждала до последнего. Деньги были потрачены на адвокатов. Не подавала в суд, потому что это было без толку, мы получали кипы отписок, что здание еще принадлежит заводу, что его еще не передали городу. Сначала был указан срок, что до 22 февраля 2013 года людей расселят. Потом стали просто писать, что здание еще не передано. Всеми силами тормозилось наше расселение! Мы только за месяц обращались в прокуратуру городскую и областную, УФСБ, к уполномоченному по правам человека, представителю президента, где мы только ни были! И я удивляюсь, что никто не проверяет по факту.

Любовь Аристова (слева) и Надежда Кузовкова. Фото: Неля Абдуллаева / «Русская планета»

Судебная тяжба длится несколько лет. Когда корпус принадлежал Кировской больнице, она подавала в суд на его вынужденных обитателей. Районный суд обязал жильцов выселиться. Областной суд по апелляции обжаловал это решение.

Затем Кировская больница подала на МО «Город Астрахань» и жильцов общежития иск в другой районный суд. В начале заседания представитель больницы заявил, что от иска больница отказывается и передает корпус больнице Губиных.

6 октября по всему городу отключали холодную воду. В корпусе плановое отключение затянулось, и воды нет до сих пор, ни холодной, ни горячей. Отопления тоже нет, его так и не включили.

Как сообщили РП в ГКБ № 2 имени Губиных, нежилое помещение урологического корпуса было передано им в августе 2015 года в неудовлетворительном состоянии.

«С учетом изношенности систем канализации и водоснабжения без проведения капитального ремонта не представляется возможным подача водоснабжения», говорится в официальном ответе. «Выявлены визуальные признаки аварийности помещения, после возгорания электрического щитка с целью предотвращения пожароопасной ситуации было принято решение обесточить здание в целом. Более того, в ходе обследования специалисты МЧС по АО пришли к выводу, что эксплуатация здания без проведения капитального ремонта может привести к его обрушению. Информация о количестве проживающих семей у больницы отсутствует, поскольку помещение закрыто и признаков присутствия граждан не имеется».

Жильцы настаивают, что пожар был в другой части корпуса, и проверяющие разрешили им пользоваться электричеством.

С недавних пор они стали закрывать корпус на замок. В прошлом месяце здесь срезали раковину и ванну с кухни, а комнату Любови вскрыли и украли две куртки. Женщина подала заявление в полицию, на допросе у следователя больничный слесарь признался, что он снял сантехнику по заданию своего руководства. Кто забрал куртки, неизвестно. Любовь уверена, что их пытаются запугать, чтобы они уходили из здания.

«Ходим по отделениям и просим воду»

– У меня сыну 23 года, дочке 3 годика, и нам дают 20 м2, — рассказывает свою историю Надежда Кузовкова. — Куда только ни ходим, нам отвечают, а чего вы хотите, у вас комната была 18 м2. Так мы там только спали, кухня и душ были отдельно. И там нас было двое, сын был несовершеннолетний, а сейчас он взрослый мужчина, должны быть дополнительные метры. Нам предлагают маневренный фонд, чтобы мы ушли на время.

В ее комнатке не так холодно — рядом стена от другого корпуса, где есть отопление. По вечерам они зажигают свечи, а день начинают с походов за водой, которую просят в других отделениях. Надежда уверена: их просто берут на измор.

– Ничего мы не можем добиться. Пишешь заявление на одну квартиру, а потом предлагают другую, меньшей площади, а доказать ничего невозможно. Ты подписался за большую квартиру, а они тебе 22 метра дают. Будем писать, чтобы прокуратура проверила списки, кому за 6 лет дали жилье. Наверняка в какой-то момент под видом нашего общежития получали жилье люди со стороны. Еще к заявлению на квартиру прикладывают бумажку, что ты обязан туда вселиться, просили ее на руки, чтобы проверить законность, нам не дают. Потом, вы знали? Квартиру не дают тем, у кого остался автомобиль, и неважно, какой, хоть развалюха за 20 тысяч рублей. Да даже выплаты! Когда общежитие обрушилось, нам сказали, получим по 20 тысяч рублей. Может быть, кто-то получил из наших.

– Но когда я пришла, мне сказали, что деньги кончились, — говорит Любовь.

– У нас есть ребенок-инвалид, ДЦП, он рожден еще в общежитии. И дают вот такую же кибитушку 20 м2, хотя по закону ему положено 36 м2, только одному ребенку положено. То есть для него и для того, кто за ним ухаживает.

– Мы теперь закрываемся, пишу везде свой номер, чтобы звонили, если что, — показывая на надписи у дверей, объясняет Любовь Аристова. — Борюсь и жалею, что дотянула до этого времени, давно пора было судиться.

По информации жилищного управления администрации «МО Город Астрахань», в настоящее время в корпусе постоянно проживают три семьи, которым предоставляют жилье из маневренного фонда. На требования об освобождении нежилых помещений реакции не последовало. Администрация не имеет законных оснований выселять людей в судебном порядке, так как помещения имеют статус нежилых и не являются собственностью МО «Город Астрахань». 

«Главной темой была выплата Далее в рубрике «Главной темой была выплата "серой" заработной платы»«Русская планета» узнала, как сегодня профсоюзы влияют на бизнес и власть в условиях кризиса Читайте в рубрике «Титульная страница» Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря«Обыкновенные люди. В общем, напоминают прежних…» («Мастер и Маргарита») Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»