Неуловимые монголы
Монгольские юрты в астраханской степи. Фото: Орынганым Танатарова

Монгольские юрты в астраханской степи. Фото: Орынганым Танатарова

Территориальный конфликт между Астраханской областью и Калмыкией вспыхнул с новой силой

Интригующие сообщения о монголах, поселившихся на территории астраханского природного заказника «Степной» в Лиманском районе, вызвали неподдельный интерес среди жителей области. А инцидент с выдворением стада верблюдов на административной границе с Республикой Калмыкия, когда прозвучали выстрелы из огнестрельного оружия, приковал к иностранным животноводам самое пристальное внимание. Корреспондент «Русской планеты» побывала на месте стоянки кочевников.

Наших гостей обижают!

Монголы в заказнике «Степной» появились еще 14 августа. С тех пор эта особо охраняемая природная территория находится фактически на осадном положении.

Директор заказника Владимир Калмыков (какая ирония в фамилии) рассказал корреспонденту РП:

– У нас так и не получилось найти с ними общий язык, наладить контакт. Они говорят только по-монгольски. Наши инспекторы пытались с ними общаться жестами, но без успеха.

Удалось узнать разве что имя человека, поселившего их на этой земле. Им оказался известный в соседнем регионе бизнесмен Бадма Гаряев. Племзавод «Кировский» Яшкульского района Калмыкии, возглавляемый им, занимается разведением традиционных для республики пород коров, лошадей и верблюдов.

Сотрудница финансового отдела племзавода Галина Яшкулова пояснила корреспонденту РП:

– Эти две монгольские семьи поселились и работают там на законных основаниях, по трудовому договору. Они оформлены, как положено, через миграционную службу Калмыкии. У них есть все документы, санитарные справки. Землю эту племзавод официально взял в аренду. Это наша земля. А в ночь с 28 на 29 августа приехали какие-то люди в камуфлированной форме, ничего не объяснили, разрушили загоны и угнали все стадо — 180 голов. Правда, потом вернули. Сейчас верблюды благополучно пасутся неподалеку.

Сотрудников племзавода неприятно поразило негативное отношение астраханской стороны к их гостям. Монголов пригласили с благой целью — возродить в республике утраченные навыки традиционного кочевого животноводства, перенять у них ценный опыт. Астраханцы же называют честных тружеников гастарбайтерами-захватчиками. По крайней мере, так написано в Российской газете. Эта статья вызвала возмущение у калмыков, поскольку монголы — их гости и представители родственного народа.

В калмыцкой прессе инспекторы астраханского заказника также были выставлены в крайне негативном свете. Их сравнивали с бандитами, которые под покровом ночи угоняют чужой скот. Но корреспонденту РП сразу бросилась в глаза политическая подоплека этих статей. Например, издание «Известия Калмыкии» разместило статью под заголовком: «Украденные верблюды. Глава РК продолжает бездействовать». Возникло ощущение, что данный конфликт раздувается намеренно, чтобы бросить тень на нынешнее руководство республики. Дескать, астраханцы обижают наших братьев-монголов, а глава Калмыкии Алексей Орлов ничего не предпринимает. В этой ситуации для калмыцких оппозиционеров монгольские семьи с детьми — просто пешки, а стадо верблюдов — разменная монета в игре.

Стреляли калмыки?

Заказник «Степной» был создан в 2000 году для охраны реликтовых антилоп, находящихся на грани исчезновения. Сайгаки — животные крайне пугливые, жизнь научила их не доверять людям. Если разместить в заказнике 180 верблюдов, дикие степные антилопы вынуждены будут уйти за пределы охраняемой территории и станут легкой добычей для браконьеров.

– Я не сомневаюсь в том, что мы столкнулись с рассчитанной политической провокацией. Монгольские семьи намеренно направили в заказник, чтобы разжечь конфликт. Эти животноводы оказались заложниками ситуации, созданной специально, — пояснил корреспонденту РП заместитель руководителя службы природопользования и охраны окружающей среды Астраханской области Анатолий Зимин. — Той ночью стадо гнали в заказник с калмыцкой стороны. Но наши инспекторы были начеку, ожидая чего-то подобного. Они просто развернули верблюдов и отогнали обратно на территорию соседней республики. Никто не нападал на загоны со скотом под покровом ночи, как пишут калмыцкие СМИ. Это калмыки открыли стрельбу, когда поняли, что провокационная затея им не удалась.

17 сентября в Лиманском районном суде должно было рассматриваться административное дело в отношении монголов. Астраханская служба природопользования предъявила им обвинения по ст. 8.39 КоАП РФ «Нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях». Монголам грозили штрафы до 2 тыс. рублей с конфискацией орудий совершения административного правонарушения. Но заседание райсуда не состоялось по причине неявки ответчиков. Люди, не знающие русского языка, не могут прочесть судебную повестку.

Вызывает беспокойство у сотрудников природоохранной службы и то, что незваные гости поселились рядом с артезианской скважиной, которую пробурили несколько лет назад специально, чтобы у сайгаков была возможность приходить туда на водопой. Присутствие людей не позволяет степным антилопам утолить жажду, теряется смысл всей многолетней и кропотливой работы по сохранению этого реликтового вида.

Организованная невстреча

Добраться до стоянки монголов оказалось непросто. Чтобы получить разрешение астраханских властей на встречу со степными кочевниками, узнать об их быте и образе жизни, пришлось обращаться к нескольким чиновникам по возрастающей. Никто не хотел брать на себя ответственность. В результате председатель правительства области Константин Маркелов через своего пресс-секретаря передал корреспонденту РП, что в заказнике не происходит ничего, скрываемого от прессы.

Договорились с начальником региональной службы природопользования и охраны окружающей среды Игорем Красновым, что взамен на возможность увидеться с монголами предварительный вариант статьи будет согласован с ним. Но на деле не произошло никакой встречи с иностранными животноводами. Напротив, у корреспондента РП возникло подозрение, что ее специально сорвали.

Дело в том, что самостоятельно добраться до стоянки монголов без сопровождения инспекторов заказника нет никакой возможности. Никто не найдет эти две юрты в степи, если точно не знает их местоположение. А инспекторы вроде бы случайно привезли корреспондента РП к нужной точке в тот момент, когда никого из монголов не было дома.

– Зачем они вам нужны? Все равно по-русски не разговаривают! — сказал один из мужчин в камуфляже.

Корреспондент РП предположила, что с монголами мог бы поговорить человек, знающий калмыцкий язык. Ведь оба эти наречия имеют родственную природу.

– Да кто будет с ними по-калмыцки разговаривать?! — ответили мне.

В голосе астраханца послышалось пренебрежительное и даже враждебное отношение к монголам. Стало понятно, что с незваными гостями никто даже не пытался найти хоть какое-то взаимопонимание, их сразу восприняли как захватчиков. Но это не упрек: сотрудников заказника не обучали вести переговоры с иностранцами. Их дело — за браконьерами гоняться по степи.

Это камешек в огород областного правительства. Все министерства и ведомства самоустранились, не желая политических осложнений. И в результате ситуация была полностью отдана на откуп дирекции заказника. А те выбрали наиболее понятный для себя способ борьбы — силовой. Теперь имиджу Астраханской области нанесен ущерб, а наши оппоненты в Элисте (столица Калмыкии — Примеч. авт.) радостно заявляют об агрессивном поведении астраханцев.

Полиция и другие силовые структуры также предпочитают не вмешиваться, чтобы не раздувать конфликт еще больше. В данной ситуации любое неосторожное действие астраханских властей в отношении монголов может вызвать негативную оценку со стороны общественности, но и бездействие недопустимо.

Юрты в степи

Как известно из этнографических источников, у монголов долгое время не было фамилий в традиционном понимании. Вместо них использовались родовые имена. Но времена меняются. Как пояснили корреспонденту РП на племзаводе «Кировский», одна из приглашенных семей носит фамилию Сух-Очир, а вторая — Гомбо. В написании может случиться ошибка: корреспондент РП записывала фамилии на слух.

На территории заказника живут две семьи. Это четверо взрослых и пятеро детей. Отцы вместе со старшими ребятами пасут верблюдов. Две молодые женщины и один маленький ребенок часто остаются дома одни.

Родственники корреспондента РП тоже немало лет прожили на чабанской точке в степи. Конечно, не в юрте, но невелика разница. Пасли и коров, и верблюдов, и овец. Так что этот образ жизни понятен и близок.

Разумеется, утром 19 сентября прихватила с собой гостинцы для детей, ведь невежливо явиться в чей-то дом с пустыми руками. Выучила несколько слов по-монгольски, ехала с открытым сердцем.

Директор заказника сразу заявил, что гостинцы детям — это плохая идея.

– Мы им ничего не даем, если кому-то из монголов вдруг станет плохо, нас сразу же обвинят в умышленном отравлении, — аргументировал Владимир Калмыков.

Проселочная дорога из поселка Лиман до стоянки кочевников составляет около 80 км. Это почти 2 часа по кочкам на сереньком УАЗике вместе с инспекторами. И вот долгожданные юрты — белые, глаз радуют. Но на обеих дверях замки. Никого нет.

– Может, они вас испугались и убежали за соседний бархан? — спрашиваю инспекторов.

Те утверждают, что бояться монголам нечего. Со мной двое мужчин в камуфляже и сотрудник полиции с табельным пистолетом.

Фотографирую юрты. В одном месте войлок и ткань, покрывающие степное жилище, слегка отдернуты. Мысленно извиняюсь перед хозяевами и щелкаю внутреннее помещение: профессиональное любопытство берет верх. Внутри все просто. Две кровати, шкафчик, линолеум на неровном земляном полу. Убранство без изысков.

Рядом с юртами цистерна, должно быть, для воды. Есть поблизости и газовый баллон для приготовления пищи на походной плите. У деревянных обрезков, оставшихся после строительства степных жилищ, белый щенок. Один из инспекторов отдал ему свой сегодняшний обед: макароны с тушенкой.

– Хоть ты не будешь голодным, пока хозяева не вернутся, — ласково говорит щенку мужчина.

Вообще-то инспекторы — люди хорошие. Например, по пути они заметили машину, застрявшую в грязи проселочной дороги. Сразу остановились поинтересоваться, не нужна ли помощь. А еще они с неподдельной радостью следили за стайками сайгаков, время от времени мелькавших на горизонте.

Только про инцидент со стрельбой и стадом верблюдов упорно и даже как-то стыдливо отмалчивались. Учитывая эту неловкость, упорное нежелание допустить мою встречу с монголами, а также враждебность к иностранным животноводам, проскальзывающую в некоторых высказываниях, корреспондент РП с сожалением вынуждена признать, что определенная вина за обострение отношений с Калмыкией есть и на совести астраханцев. В любом конфликте всегда виноваты обе стороны. Правда, виноваты по-разному. Одним конфликт выгоден по политическим мотивам и как информационный повод для пиара. Другие не нашли в себе достаточно мудрости.

Кстати, а почему бы не забрать монголов себе? Можно же мирно лишить наших калмыцких оппонентов такого козыря. Подружились бы, предложили выгодные условия для работы, оформили бы трудовые договоры с каким-нибудь астраханским хозяйством. Предоставили бы удобное место для стоянки. Не говоря о том, что настоящие кочевники-монголы несомненно привлекут в регион туристов, интересующихся этнографией. Зачем сразу видеть в них врагов?

Из-за чего весь спор

Конфликт между двумя регионами Юга России продолжается не первое десятилетие. Речь идет об участке в 340 тыс. га в Лиманском районе Астраханской области. Правда, калмыцкая сторона говорит о 390 тыс. га. Часть оспариваемых земель составляет территория заказника «Степной», остальное — пастбища рядом с селами Басы, Михайловка, Зензели, Караванное, Яндыки и Промысловка.

Дело в том, что в 1943 году по указу И. В. Сталина соседнюю республику ликвидировали. А территорию разделили между Астраханской, Ростовской, Сталинградской областями и Ставропольским краем.

Затем, уже во времена оттепели, в 1957 году Калмыцкая автономия была восстановлена. Земли Ростовской, Сталинградской области и Ставропольского края вернули степной республике решением советского правительства. А участок, оказавшийся в ведении Астраханской области, так и остался в нашем регионе.

Разумеется, другие субъекты РСФСР вернули землю не по своей воле. Таково было распоряжение руководства страны и ЦК КПСС. Как раз тогда и Крым передали Украине. Сейчас же вопросы административно-территориального деления России имеют совсем другой характер. Если Астраханская область только позволит себе признать факт, что какие-то земли являются спорными, это будет первым шагом к их потере. Подобная уступка позволит другим соседям вспомнить еще какой-нибудь исторический факт и начнется цепная реакция, чего ни в коем случае нельзя допускать.

В 1992 году Высший арбитражный суд РФ подтвердил правоту Астраханской области по вопросу спорных земель, а в 1999 году властям Калмыкии удалось добиться в том же суде противоположного решения. Но из-за обострения ситуации на Северном Кавказе президент России наложил вето на данное судебное решение, и земли остались в составе Астраханской области.

Федеральным властям не нужен еще один очаг напряженности на Юге, но Москва пока не вмешивается в отношения между соседями.

P.S. Вернувшись из Лиманского района в Астрахань, корреспондент РП связалась с племзаводом «Кировский», чтобы узнать, как дела у монгольских семей. Там заверили: «Работают на том же месте. С ними все нормально».

Читайте в рубрике «Титульная страница» Будут ли оплакивать Владимира Путина?Попробуем объяснить неистребимую любовь русского народа к самодержцам Будут ли оплакивать Владимира Путина?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»