«Лично с Бонапартом я не знаком»
Фото: Орынганым Танатарова.

Фото: Орынганым Танатарова.

Корреспондент «Русской планеты» поговорила с психиатром о том, чем больны астраханцы

Согласно официальной статистике, в Астраханской области зарегистрированы порядка 12,5 тыс. жителей, страдающих различными психическими заболеваниями. В 2011 году в медицинских отчетах фигурировали данные о 12 тыс. 472 больных астраханцев, в 2012 году их количество составило 12 тыс. 524 человека. Чтобы выяснить происхождение этой статистики, корреспондент «Русской планеты» побеседовала с врачом-психиатром, кандидатом медицинских наук Игорем Богушевским.

– Скажите, действительно ли в Астрахани растет количество психически больных людей?

– Я работаю психиатром уже более 15 лет. В 90-е годы действительно был всплеск заболеваемости, но сейчас ситуация стабилизировалась. Дело в том, что всех больных можно условно разделить на две группы. У одних причиной отклонения от нормы являются различные медицинские проблемы: дурная наследственность, болезни мозга, детские травмы. А другие страдают из-за социальных факторов: алкоголизм, невозможность занять достойное положение в обществе, личная неустроенность, стрессы. И если количество первых особо не меняется, то тех, в чьей болезни виноваты социальные факторы, в кризисные годы становится заметно больше.

– В последнее время все чаще появляются сообщения о маньяках, педофилах.

– Эта проблема существовала в обществе и раньше, просто она замалчивалась. Сейчас наоборот, каждый подобный случай широко обсуждается в прессе. Лично я убежден, что педофилов необходимо лечить. Как правило, у этих людей при медицинском обследовании выявляется шизофрения. Но это не значит, что каждый шизофреник опасен. Среди них много умных, талантливых и добрых людей.

– Говорят, что талант — тоже форма душевной болезни.

– Абсолютно нормальных людей не существует. У всех есть свои проблемы, стрессы, тревоги. Но среди шизофреников действительно много одаренных личностей. Например, недавно я познакомился с чудесной девушкой: она отлично учится в одном из астраханских вузов, пишет оригинальные картины, прекрасно поет.

– И что же с ней не так?

– Не хочу говорить, город у нас маленький, все друг друга знают: врачебная этика.

– Хорошо, а какой случай удивил вас в последнее время?

– Не удивил, а показался примечательным. Меня уже ничто не удивляет. На днях ко мне пришел «двойник Путина». Мужчина, абсолютно не похожий на президента, заявил, что он часто замещает главу государства на различных официальных мероприятиях, встречах. Рассказывал, как общался с Бараком Обамой, с Ангелой Меркель. У человека богатая фантазия, он описывал все с невероятными подробностями. Торопился в Сочи на Олимпиаду.

– Почему этот астраханец так о себе думает?

– Причина в социальной и личной неустроенности. Я узнавал, он долгое время был безработным. А потом захотел стать кем-то значительным. Но болезнь еще не дошла до последней стадии. Хорошо, что мужчина не утверждает, что он — Путин. А называет себя лишь двойником.

– А Наполеона вы встречали?

– Нет, лично с Бонапартом я не знаком. Хотя я сталкивался с людьми, считающими себя различными звездами: Александром Розенбаумом, Софией Ротару. А один пациент возомнил себя внуком Сталина, хотя среди его родственников даже ни одного грузина не было.

– Это лечится?

– В принципе, все возможно. Правда, каждый случай индивидуален.

Какие проблемы у людей вы замечаете чаще всего?

– В свободное время я стараюсь «отключить» свое профессиональное внимание. Иначе точно все покажутся психами. Кроме того, люди боятся психиатров. Незнакомые астраханцы, узнав о моей профессии, начинают вести себя неестественно, пытаются убедить меня в своей нормальности. Но бывают моменты, которых не заметить невозможно. В последнее время все больше пациентов утверждают, что слышат голоса в своей голове, якобы кто-то им говорит, что делать. Таких людей я невольно узнаю на улице, в магазине, в транспорте. У них взгляд обычно рассеянный, отсутствующий. Или они вдруг говорят что-то нелогичное.

– Насколько они могут быть опасны?

– Сложно сказать. Если человек живет тихо, никого не трогает, мало с кем общается, то выявить в нем сумасшедшего практически невозможно. Однажды ему может прийти в голову, что пятого прохожего надо сбросить с моста, а может — подарить полицейскому цветочек. Каждый случай подобного заболевания уникален. Но лечить таких людей необходимо. Даже если они не опасны для общества, у них наверняка есть родственники, которым нелегко жить с человеком, который, например, таскает в дом с помойки всякую гадость или моет руки по 300 раз в день.

– Но обращение к психиатру — это постановка на учет. И потом человек уже ничего не сможет. Везде требуют справку о том, что ты не состоишь на учете.

– Насколько мне известно, в действующем законодательстве нет никаких ограничений для душевнобольных людей, за исключением случаев признания их недееспособными в судебном порядке.

Сейчас на улицах можно часто встретить бомжей, попрошаек.

– В основном это люди, которым требуется квалифицированная помощь. Уход от общества часто является следствием психического заболевания. Но ими никто не занимается, они никому не нужны. Хотя я уверен, что социальная адаптация бомжей вполне возможна, если сотрудники полиции, социальных служб и врачи будут действовать сообща. Если будет организована системная работа с такими людьми.

– Кого больше среди душевнобольных: мужчин или женщин?

– Однозначно мужчин. Их почти две трети от общего числа пациентов. Женская психика более устойчива к стрессам. Женщины лучше адаптируются в постоянно меняющемся мире. Хотя и среди них бывают тяжелые расстройства. Они часто связаны с личными трагедиями. Например, одна пенсионерка, с которой сын перестал общаться, начала часто названивать в различные инстанции и ругаться с любым человеком, который поднимет трубку, без какой-либо объективной причины. Она столько гадостей наговорила случайным людям, просто так ее сознание реагировало на боль от испортившихся отношений с сыном.

– Как вы думаете, в ближайшее время изменится количество ваших пациентов?

– Не могу делать никаких прогнозов. Но объективных факторов, способных привести к увеличению численности душевнобольных людей, нет. Ситуация в стране относительно стабильная. Кроме того, наука не стоит на месте, многие заболевания мы уже в состоянии вылечить. Развитие информационных технологий помогло, например, больным с аутизмом. Они с трудом общаются с реальными людьми, но в интернете часто ведут весьма активную социальную жизнь. И это уже хорошо.

Нельзя сказать, что в Астрахани много психически нездоровых людей. В сравнении с соседними регионами показатели здесь, в общем-то, средние. Если в Астраханской области на каждые 100 тыс. населения насчитывается 1 тыс. 235 больных людей, то в Ростовской — 1 тыс. 489 на каждые 100 тыс. населения, а в Адыгее — 1 тыс. 332 тыс. человек. Зато в Волгоградской области, Краснодарском крае и Калмыкии заболеваемость ниже.

В Астрахани работает одно специализированное лечебное учреждение — областная клиническая психиатрическая больница. Она расположена на окраине города по адресу: Началовское шоссе, д. 15. Сейчас в местной психиатрической больнице более 1 тыс. 100 коек. К больнице также относится поликлиника, она находится в центре города на ул. Зои Космодемьянской, д. 95.

Первое в Астрахани «убежище для душевнобольных» было открыто в 1799 году при Павловской больнице. Впрочем, нуждавшихся в такой помощи тогда было немного. Сохранились сведения, что в первой половине XIX века в этом учреждении всегда оставались свободные койки. В год туда попадали 8-13 человек. А уже по состоянию на 1 января 1899 года в доме для душевнобольных было 152 пациента.

Объединяй и властвуй Далее в рубрике Объединяй и властвуйКак в Астраханской области реализуется муниципальная реформа Читайте в рубрике «Титульная страница» С Нового года мусор в России будет жить по-новомуСтанет ли в стране меньше отходов, и во что нам это обойдётся? С Нового года мусор в России будет жить по-новому

Комментарии

17 мая 2014, 22:27
Я, конечно, не психиатр, но я не разделяю оптимистичную точку зрения этого психиатра.
Во-первых, будучи предпринимателем и, в силу этого, общаясь с большим числом людей из самых разных социальных слоев, давно замечаю вопиющую неадекватность многих. Можно сказать, медицинскую неадекватность.
Во-вторых, что тоже заметно невооруженным взглядом, масса людей являют собой ныне неких социальных животных. Или социальных зомби. Они едят, пьют, спят, выполняют (или, скорее, делают вид, что выполняют) некие свои обязанности, семейные или служебные, но они делают всё это как бы во сне. Трудно подобрать слова, чтобы адекватно описать это. Короче, то как они живут, трудно назвать жизнью.
В-третьих, произошло чудовищное снижение уровня образованности. О качестве нашей систему образования не говорил разве только ленивый. И это так. Люди не читают книг. Люди не смотрят по ТВ то, что еще можно смотреть, "Культуру", ОТР. Зато Комеди-клаб, Дом-2 и Счастливы вместе собирают аншлаг. Но ведь грань между дебилизацией народа и его психическоим нездоровьем оень размыта.
В-четвертых, интернет. Уже даже не психиатрам ясно, что столь стремительное и всеобъемлющее проникновение интернета в жизнь людей чревато непредсказуемыми последствиями, в том числе и массовым изменением психики.
Резюме.
Ситуация гораздо хуже, чем говорит наш оптимист-психиатр.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»