«Главной темой была выплата "серой" заработной платы»
Светлана Калашникова. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

Светлана Калашникова. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

«Русская планета» узнала, как сегодня профсоюзы влияют на бизнес и власть в условиях кризиса

Руководитель областного объединения профсоюзов Светлана Калашникова рассказала «Русской планете» о важности и актуальности профсоюзных организаций, их влиянии на бизнес и власть и способах экономии бюджетных средств в кризис.

– Вчера вы участвовали в работе комиссии по адаптации неформального рынка труда. Что там было и какие вы видите пути выхода из «тени»?

– На этом совещании главной темой была выплата серой заработной платы. По официальным документам, ряд работодателей выплачивают зарплаты ниже или на уровне МРОТ, а по факту «налом» они дают, конечно же, другие деньги. Работодатели, например, оформляют работников на полставки, ¾ ставки, схем существует сейчас множество. На мою электронную почту постоянно приходят приглашения на семинары о том, как уйти от налогов. Уже внесены изменения в Трудовой кодекс РФ, которые запрещают оформлять гражданско-правовые договоры. Эти договоры оформляются только на выполнение работ и услуг, которые делаются собственными силами работника и на собственной территории. Важно понимать, что это разовые договоры – человек выполнил заказ, услугу и ушел. Сегодня предприниматели уже учатся оформлять трудовые договоры. Правда, в них они ставят зарплату на уровне МРОТ, без учета установленной системы труда, без учета квалификации, сложности. В зависимости от выполняемой работы и ответственности зарплата должна быть у разных работников тоже разной. Но в действительности мы видим, что все от руководителя до уборщицы зарабатывают одинаковые суммы, равные МРОТ. Это неправильно.

– Какие еще есть лазейки в налоговом законодательстве, которыми пользуются компании?

– Раньше были крупные предприятия, в том числе и у нас в регионе. А потом они раздробились и стали так называемыми малыми. Это специально делается, потому что малые предприятия имеют больше привилегий в налоговом законодательстве. Из-за этого идет массовое высвобождение работников.

– Что конкретно должны делать люди, которых незаконно, по их мнению, уволили с работы или не оформляют официально?

– Во-первых, работник может обратиться в государственную инспекцию труда, написать заявление. Инспекция имеет право проводить проверку, выезжать, запрашивать документы у работодателя. Если факты подтверждаются, работника восстанавливают в трудовых правах, а работодателя штрафуют. Но у нас есть такие муниципалитеты, в которых нет ни одного работодателя, поэтому люди держатся за свои рабочие места от безысходности. Во-вторых, люди могут обратиться в прокуратуру и написать заявление, попросить, чтобы не разглашали сведения и персональные данные об обратившихся. Тогда прокуратура проверит работодателя без участия самого работника. Работники могут также прийти к нам в организацию, и мы поможем им составить заявление. Тогда уже мы будем защищать права работника. Если работник является членом профсоюза, то наша правовая или техническая инспекция сами проверят изложенные факты.

– Какие-то итоги этой деятельности уже есть?

– Для члена профсоюза итоги такой работы всегда есть, потому что чаще всего работодатели с нами работают спокойно. Это объясняется тем, что наши инспекторы выписывают предписания, а не штрафы. Если предписание не выполняется, проблем будет больше. Конечно, не все работодатели так реагируют, есть люди, которые после восстановления работника в трудовых правах тут же пытаются его уволить. Поэтому сразу же у приходящих к нам мы интересуемся, готовы ли они сами защищать свои права. Есть люди, которые пугаются и уходят. В последнее время участились обращения работников не по выплате зарплаты, а по нарушению их прав в сфере охраны труда. Например, произошел несчастный случай, и бригадир просит пострадавшего не обращаться в соответствующие органы. Говорит, что всех накажут и к празднику премию не получат, предлагают оформить как как бытовой случай. И человек под давлением руководства и коллектива соглашается. А потом он не получает государственную защиту в виде лечения, возмещения страхового случая, реабилитации. Таких людей потом очень трудно восстановить в своих правах. Совсем недавно к нам приходил житель Приволжского района. Работая стропальщиком по гражданско-правовому договору, он получил травму позвоночника. В результате он может только лежать и стоять. Ему необходима реабилитация. В данной ситуации необходимо доказать, что его договор на самом деле был трудовым договором.

– С чего началось профсоюзное движение в Астраханском регионе и когда оно заработало в полной мере?

– Нашему профсоюзному движению 110 лет. К началу советской власти профсоюзные организации были одни из самых хорошо организованных, ведь помимо экономических вопросов они обучали население грамоте и гигиене. Поэтому уже в советское время профсоюзы участвовали в разработке нового советского законодательства о труде, в 1934 году был создан Фонд социального страхования, который был полностью передан в ведение профсоюзам. И все, что мы имели в этом направлении — больничные листы, детское и взрослое оздоровление, горячее питание на предприятиях, «физкультминутки» — все это проходило через Фонд и внедрялось в жизнь профсоюзами. Сегодня же идет классовая борьба представителей крупного бизнеса с профсоюзным движением. Очень часто нам ставят в пример силу профсоюзов в Европе или США, их достижения. Нетрудно догадаться, что, когда Запад смотрел через наш «железный занавес», он вздрагивал, что идеи коммунизма могут прийти к ним. Сегодня нет «железного занавеса», и вы посмотрите, как быстро сокращаются права работников в тех же европейских странах.

Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

– Чего достигли профсоюзы региона в последнее время?

– За последние 10 лет мы выработали четкий план встреч с правительством и работодателями, через которые проводим различные вопросы, обсуждения, согласовываем проекты нормативно-правовых актов на региональном уровне. Мы стараемся найти консенсус, координируем системы оплаты труда, разработали соглашение, в котором четко обозначены даты перечисления субвенций на образование муниципальным образованиям. Я знаю точно, что в других регионах такого нет. Мы добились установления постоянной части в системе оплаты труда не ниже 70%, стимулирующей — 30%, так как очень часто сталкивались с тем, что работодатели манипулируют стимулирующими выплатами. Постоянная же часть — это тот обязательный минимум, который уменьшать нельзя. Самое трудное, что идет через нашу комиссию, это соглашение о минимальной зарплате в регионе. Весь год мы вели переговоры об установлении региональной минимальной зарплаты не ниже 7 350 рублей.

– Около месяца назад на общественных слушаниях нового бюджета региона вы сообщили, что снижения зарплат «бюджетников» в этом году не было. Но у меня есть сообщения, что ряду сотрудников зарплату сократили сразу на 5 000 рублей.

– Происходит это, потому что сегодня те лимиты, которые заложены на финансирование учреждений, действительно подрезаны на 5%. Лимит устанавливается на год, но ряд руководителей учреждений, не думая, что к концу года они должны выплатить заработную плату соответствующего уровня, расходуют финансовые средства в первых двух кварталах. Например, у педагогов год начинается не в январе, а в сентябре. Таким образом летом педагогам начисляются отпускные по средней зарплате предыдущих месяцев. То есть, если в первые два квартала зарплата завышена, то и отпускные выдаются завышенные. Вот простая причина. Кроме того, мне тоже поступают звонки о том, что аванс за декабрь почему-то не выдали. Мы начинаем разбираться и выясняется, что директор какие-то дополнительные закупки делает к новому году для школы. Поэтому нужно делать выводы о таком руководителе и знать, что у каждого конкретного учреждения есть свои «скелеты» в шкафу. Я вам больше скажу. По моим прогнозам, зарплата у бюджетников еще будет падать, потому что к указам президента принята методика подсчета средней заработной платы, и с сентября в нее еще включили «иные» доходы граждан, что дает уменьшение показателя средней заработной платы по области. То есть они весь «серый» сектор с низкими зарплатами включили сюда.

– Недавно губернатор вам обещал, что в следующем году зарплаты бюджетникам останутся неизменными. При этом в бюджете социальные расходы секвестируются от 30 до 50%. Вы верите губернатору?

– Региональные льготы оставляют. Кроме того, центр дает бюджетный кредит в 1,3 млрд рублей, благодаря чему фонда оплаты труда теперь хватит не на 7 месяцев, а на 10. Областные власти говорят, что им еще в течение года дадут денег, о чем якобы есть договоренность с минфином. Но льготы все равно будут пересматриваться и будет приниматься так называемый «Социальный» кодекс, то есть от принципа «отдельные категории граждан» мы будем переходить к принципу нуждаемости и адресности. Что касается зарплат на будущий год, то губернатору хочется верить, потому что, если посмотреть на структуру расходов, как раз зарплаты сокращаются минимально.

На тех же слушаниях по бюджету высказывались предложения более тщательно проверять траты руководителей бюджетных учреждений, некоторые из которых установили руководящему составу зарплаты до 300–400 тыс. Что-нибудь делается в этом направлении?

– Конкретно с каждым руководителем исходя из определенных критериев заключается индивидуально контракт. С другой стороны, здесь нужен постоянный контроль. Например, премии от министерств они получают на основании решения комиссий этих ведомств. Но кроме этого руководители учреждений могут себе выписывать премии. Я в свое время нажила себе большое количество врагов, пытаясь разобраться в размерах этих премий. Юридически контролировать такие расходы очень сложно, но в принципе, если его начать, можно будет увидеть очень многое. Поэтому, я считаю, прежде чем проверять исполнение Указов президента, нужно посмотреть, что творится внутри коллектива и как соблюдается прежде всего трудовое законодательство.

– В начале декабря областной минтранс провел закрытое совещание о внедрении системы «Платон» для большегрузного транспорта на региональном уровне. Решено, что система заработает к концу 2016 года. Как профсоюз транспортников, который входит в ваше объединение, отреагирует на это?

–Сначала нужно знать, на что влиять. Например, разбитые дороги мне тоже не очень нравятся. Нужно посмотреть на ценовую политику, куда эти деньги будут идти, на что тратиться. После новогодних праздников обращусь в минтранс, чтобы поучаствовать в этой дискуссии.

– Сколько сейчас у нас в регионе людей состоят в профсоюзах?

– 87 тыс. человек. Я считаю, это мало. У нас есть намного более сильные организации в Башкирии, Челябинске, Москве, Петербурге. Они смогли в отличие от нас сохранить за собой имущество, и оно работает, принося доход. Мы же работаем только на доходы от профсоюзных взносов (1% от заработной платы) и добиваемся таких же результатов.

«Если люди будут меньше платить за электричество, для энергетиков это убыток» Далее в рубрике «Если люди будут меньше платить за электричество, для энергетиков это убыток»Молодой астраханский ученый изобрел прибор, благодаря которому можно практически бесплатно освещать подъезды и придомовую территорию

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»