«В одном селе учителя даже подрались из-за зарплат»
Фото: Лев Федосеев / ТАСС

Фото: Лев Федосеев / ТАСС

Глава Минобрнауки Астраханской области — о сокращении 400 педагогов, школьном питании и независимой оценке качества образования

Астраханская область тратит на сферу образования в этом году на 41% меньше денег, чем в прошлом. Власти объясняют это сокращением федерального финансирования. О том, как проходит оптимизация системы общего образования Астраханской области, когда средств недостаточно, «Русской планете» рассказал глава регионального Минобрнауки Виталий Гутман.

– Главный вопрос к вам от знакомых педагогов: будет ли сокращаться стимулирующая часть выплат?

– Давайте начнем с того, что я не плачу зарплату учителям. Работодателем учителя является его непосредственный руководитель. Школы у нас все муниципальные, за исключением четырех школ областного подчинения.

Законодательство в системе образования выстроено крайне любопытно. Область дает субвенцию муниципалитетам в соответствии с давно принятым законом о подушевом финансировании исходя из количества детей. Еще есть разные коэффициенты. Грубо говоря, к тебе пришло в школу больше детей, потому что ты хорошо учишь, у тебя хорошие условия, относительно добрые учителя — ты и получаешь больше финансирования от государства. По-моему, это логично. Единой системы оплаты труда в области нет. В каждой школе есть свой управляющий совет. Учителя с директором, родителями на заседании этого совета один-два раза в год договариваются о механизмах оплаты труда и стимулирующих надбавках. И так происходит с 2007 года.

Виталий Гутман. Фото предоставлено Министерством образования и науки Астраханской области

Виталий Гутман. Фото предоставлено Министерством образования и науки Астраханской области

Конечно, зарплата зависит от количества часов, но не напрямую. Вышел приказ федерального Минобразования о соответствии базовой и стимулирующей частей 70/30, тогда как раньше было 60/40. Мы должны десятимесячный бюджет растянуть на целый год.

– Другими словами, вы не надеетесь, что в какой-то момент федеральный центр войдет в вашу ситуацию и даст недостающие средства?

– Есть два пути: либо уменьшать всем, либо продолжать то, чем мы занимаемся — оптимизировать как сеть учреждений, так и штатные расписания внутри каждого их них. Ничего страшного в оптимизации нет. Есть профсоюзы, трудинспекция, органы соцзащиты, суды, прокуратура, и, если закон нарушен, мы первые, кто за это ответит.

Оптимизацией мы уже занимаемся 10 лет. Иногда я вижу, что при колоссальных деньгах результата нет. Сейчас у нас готовится постановление о ликвидации одной из школ-интернатов, где на 40 детей 200 работников. Рядом есть точно такая же, с которой ее можно объединить. Наша задача — минимальное уменьшение заработной платы и небольшое сокращение кадров без ухудшения качества образования. Это очень сложно. Поэтому и получается, что где-то сокращается зарплата на 5%, где-то на 15, а где-то вообще остается на том же уровне, потому что там прошли этот путь раньше и вписываются в параметры бюджета. Например, так в Приволжском, Володарском, Красноярском районах.

Что касается территориальной оптимизации, то тут еще сложнее. У нас в регионе есть школы, в которые возить детей совершенно невозможно. А начальная школа должна быть в каждом селе, потому что проблематично возить детей 1–4 классов каждый день. Поэтому мы ввели поправочный коэффициент, учитывая логистику, малокомплектность. В норматив включили все, что положено по закону: наполняемость классов минимум 25 человек, 18 человек нагрузки на педагога. Поэтому ситуация сложная, но не критичная.

– Нет ли в ситуации, когда каждая школа сама назначает зарплаты своим учителям, опасности появления коррупции или кумовства?

– Есть конечно, и такое бывало. Например, в одном селе была драка между учителями. Но тогда зачем нужны профсоюзы? Почему учителя не защищают свои права? Почему родители, которые видят, что их учительница учит лучше, но получает меньше, не вмешиваются в ситуацию? Почему они не пользуются своими правами? Все должны участвовать в управлении.

– Сможет ли в перспективе независимая система оценки качества образования полностью заменить нынешнюю аттестацию учителей?

– Во многих аспектах они пересекаются. Однако полностью заменить одно другое не сможет. НСО — это оценивание школы, но не факт, что все учителя работают на положительный рейтинг образовательной организации. Мы пытаемся мотивировать работников, чтобы они более качественно работали и прописали, что учитель должен проходить аттестацию раз в пять лет. Причем для нас не так важно, чтобы учитель имел публикации, мы больше хотим видеть результат. Поэтому портфолио отменять не собираемся, но мы постараемся сделать портфолио не столько учителю, сколько ребенку, где можно будет проследить, как он изменился в ходе педагогического воздействия. Также со следующего года мы «привяжем» зарплату директоров к конкретным достигнутым результатам.

– Но теперь это все еще нужно сделать на меньшие деньги.

– Да, в первом квартале в разных муниципалитетах уже случилось падение заработной платы. Все управление в руках муниципалитетов. Например, в прошлом году в Наримановском районе администрация пошла по радикальному пути. Там глава района, не закрыв ни одной школы, оставил всего четыре юридических лица, сделав их единым холдингом. Там даже отдел образования убрали — глава взял эти вопросы на себя. Сейчас они полностью вписываются в параметры бюджета, и я думаю, этот путь придется повторить другим муниципалам.

– Недавно глава профсоюза работников образования Татьяна Бугреева сообщила, что руководителям муниципальных органов образования настоятельно рекомендовано сократить 1739 человек, из них 534 — педагоги. Действительно ли это так?

– Такие цифры ни я, ни губернатор не озвучивали. Они могут быть только в масштабах области. Сокращение происходит, но давайте вспомним, что у нас увеличивается только число детей в начальной школе, а общее число детей продолжает сокращаться, поэтому если меньше детей, то и меньше работников должно быть. У меня в министерстве пока шесть человек сократили. Точных цифр по области не могу назвать — не моя компетенция. Это юрисдикция муниципальных властей. Но по моим личным наблюдениям могу сказать, что сокращения коснулись порядка 300–400 человек.

– Может, стоит в такой ситуации с бюджетом как раз и подключить механизм более жесткого отбора молодых учителей после вузов?

– У нас есть целевой набор по педагогическим специальностям, но он скорее носит формальный характер. В село практически никто не возвращается. Пытаемся сейчас перейти от целевого набора к целевому сопровождению. То есть чтобы условная Лиманская школа № 1 дала ребенка в целевой набор. Потом необходимо, чтобы он уже на первом курсе провел как минимум два месяца в этой школе, на втором курсе он уже там начинал мероприятия проводить, на третьем уже сам уроки давал, на четвертом — работал полгода. После четвертого он получает диплом бакалавра и либо возвращается в школу, либо остается учиться на магистра.

– Каких учителей сегодня не хватает?

– Есть недостаток учителей иностранного языка и, как ни удивительно, физкультуры. Притом это касается не только сельских школ. К нам все лето идут выпускники вузов с просьбой найти работу. В школах очень сильное лобби учителей старшего возраста, у которых либо дети не устроены, либо внуков надо учить, либо еще что-то. Никаких формальных поводов при достижении пенсионного возраста расставаться с человеком нет. Нет такой статьи в трудовом договоре. Также сейчас не хватает воспитателей детских садов, но там другая причина — невысокая зарплата.

– С этого года регион отказался от бесплатного питания детей начальных классов, взяв курс на адресность. Когда будет ясность в этом вопросе?

– Пока до конца этот вопрос не решен. Сейчас активно ведем работу с муниципалитетами по нему. Надеюсь, что с сентября все получится. Я всегда был противником того, чтобы кормить всех. Почему мои внуки, за питание которых я могу платить, должны тоже бесплатно есть? Значит, они объедают тех, кто это не может позволить себе.

– Грядет ЕГЭ. Все еще большое число выпускников выбирает для сдачи экзаменов гуманитарные предметы. На ваш взгляд, сегодня выбор такого рода направления правильный?

– Динамика сейчас такая: процент юристов и экономистов уменьшается, увеличивается интерес к физике и информатике. Сейчас региону нужны инженеры, строители, программисты, биологи и педагоги. Я вообще советую не увлекаться высшим образованием. Трудоустройство сразу после колледжей у нас — 70% по специальности. Если вы не чувствуете, что после 11 класса сдадите ЕГЭ — пойдите в колледж, получите профессию, а учиться в нынешней цивилизации все равно придется всю жизнь.

«80% проверок осуществляется по бумагам» Далее в рубрике «80% проверок осуществляется по бумагам»Почему поручения президента не всегда являются обязательными для чиновников на местах, выясняла «Русская планета» Читайте в рубрике «Власть» Держитесь и радуйтесь!Кого отчаянно выгораживал российский премьер во время отчета перед Госдумой? Держитесь и радуйтесь!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»