«Оцепенение в ожидании перемен»
Фото: Зураб Джавахадзе, ИТАР-ТАСС

Фото: Зураб Джавахадзе, ИТАР-ТАСС

Депутат Астраханской областной Думы Олег Шеин — о муниципальной реформе, формировании нового правительства области и о том, как изменился город спустя два года после массовых протестных митингов

– Олег Васильевич, начнем с самого свежего. Хакерами взломан сайт астраханской областной думы. Кому это было нужно?

– Внешне все это заявление — шарж на заявление ЛНР и ДНР. Не исключаю, кстати, что оно было размещено украинскими хакерами. Но заявление — повод подумать о будущем страны. 23 года назад распался Советский Союз, и развалили его вовсе не академик Сахаров и не масоны. Советский Союз развалила партийная номенклатура: Ельцин, Назарбаев, Алиев, Ниязов. Это оказалось возможным лишь в условиях отсутствия опыта гражданских свобод и самостоятельности людей. Но разве гражданские институты сейчас не подавлены? Разве не истребляли много лет подряд независимые профсоюзы, не вытеснялись в маргинальное поле оппозиционные партии? И разве можно всерьез говорить о патриотизме функционеров «Единой России»? Я совершенно уверен, что первыми сепаратистами в нашей стране окажутся именно руководители правящей партии. У них для этого выстроена абсолютная управляемость территорий, включая 90% голосов на выборах, коррупционные контакты с местными силовиками и местной судебной системой. Залог же единства нашей страны — исключительно в свободном развитии людей.

Перспективы распада РФ реально существуют. Страна, которая живет благодаря накачанным от нефти и газа деньгам и которая находится в условиях неизбежного падения этого источника доходов, очевидно, будет испытывать серьезные политические потрясения. Местные чиновники, которые совершенно независимы от народа в силу истребления любых гражданских институтов, как раз и станут у нас первыми сепаратистами, а не кто-либо другой. Только при этом на месте страны возникнет не 50 люксембургов, а 50 уганд.

– Предпосылками к этому, по-Вашему, станет разница в доходах у населения в различных регионах или такие процессы начнутся сверху?

– Предпосылками к этому станет качественное падение уровня жизни и качественный рост конфликтов в обществе. Причем вся система в стране построена на получении регионами денег из Москвы. Если рано или поздно Москва эти деньги перестанет в достаточном количестве посылать, то первыми реальными сепаратистами окажутся те, у кого есть для этого власть, финансы и ресурсы, а это именно номенклатура «Единой России».

– Давайте поговорим о муниципальной реформе. Астраханцы опасались, что у них заберут выборы мэров, а тут раз — и все остается по-прежнему. Почему ничего не изменилось?

– Здесь два мотива. Первый: Астрахань стала достаточно яркой точкой на политической карте Российской Федерации. Это обусловлено многолетней борьбой социальных активистов, пик которой наблюдался весной 2012 года. Игнорировать данные импульсы совершенно невозможно. Вторая причина сохранения выборов — надежда власти на их фальсификацию. Ведь мы столкнулись с этим и на губернаторской кампании. Подтасовки были не столь масштабны, как это происходило в 2011–2012 годах, но вновь на части избирательных участков удаляли наблюдателей, членов избирательных комиссий с решающим голосом от «Справедливой России» и просто «рисовали» протоколы. Например, у нас встречаются рядом два участка, на одном из которых я получил 30% голосов, а на соседнем — 3% голосов, хотя он находится не в тюрьме и не в больнице. Просто на этом соседнем участке не показывали отметки в бюллетенях и дружно складывали их в пачку кандидата от «Единой России». Два десятка таких избирательных участков с нарисованными результатами могут в целом обрушить избирательную ситуацию по городу, по региону.

– Но Вы же признали эти выборы.

– Признал, но с оговорками. Александр Жилкин реально выиграл. Большинство пришедших избирателей поддержали его. Соотношение сил оказалось примерно 60 на 30 в Астрахани и примерно 70 на 25 в целом по региону. Но нарушения были, и серьезные.

– Как, по-Вашему, может быть власть и ждала этих выборов, чтобы проверить свою устойчивость на местах? Ведь теперь, когда понятно, что представители «Единой России» везде набрали даже сверх намеченных цифр, можно быть спокойными и в ожидании мэрских выборов?

– На выборах мэра будет другой расклад. У них нет кандидата, по степени авторитетности сравнимого с действующим губернатором. Да и рост протестных настроений явно не заставит себя ждать.

– А что все-таки меняет новый региональный закон о выборах?

– Он, наоборот, сохраняет существующую систему выборов глав местного самоуправления. Это естественно. Выборы во все органы местного самоуправления прошли в сентябре. Во всех ста пятидесяти муниципальных образованиях, кроме одного — города Астрахани. И было бы, наверное, очень оскорбительно, если везде, даже в самом маленьком селе сохранили выборы глав администраций, а в городе, где проживают 520 тысяч человек, сказали: «Уважаемые горожане, мы, власть, считаем, что вы не обладаете умом и знаниями, чтобы самостоятельно решать свою судьбу. Все обладают, а вы — нет».

– Вот, казалось бы, еще недавно в Астрахани проходили самые крупные за всю историю города протестные митинги, чуть менее года назад случилась коллизия с мэром Столяровым. Все это, наверное, должно было отрицательно повлиять на рейтинг местной и региональной власти, но этого не произошло. Почему?

– Астраханцы — люди достаточно консервативные. Общество мыслит категорией сохранения стабильности. Кроме того, при Александре Жилкине действительно были привлечены серьезные федеральные средства для приведения региона в лучшее состояние. Это и строительство мостов, и обустройство центральной части города, и открытие крупного кардиологического центра. Поэтому распространенное мнение очевидно: «человек работает, поэтому и менять его не стоит». Другая ситуация по городу Астрахани. Здесь просто нет администрации. Здесь оцепенение и полное бездействие. Поэтому расстановка сил при выборах мэра будет отличаться от выборов губернатора.

– Как Вы считаете, гражданам в принципе есть дело, что происходит с выборами мэра, депутатов, губернатора? Последние выборы снова показали крайне низкую электоральную активность. Люди понимают, что они перестали выбирать своего главу города или поселения?

– Та явка, которая есть сейчас, не случайна. Эта явка — продукт тотальных фальсификаций выборов мэра 2009 года, выборов в городскую думу 2010 года, выборов в Госдуму и областную Думу декабря 2011 года, когда на городских участках «Единая Россия» «рисовала» себе 99,5% голосов, выборов мэра в марте 2012 года. Все это породило недоверие к выборам как к институту смены власти. Возвращение доверия к институту выборов происходит не так быстро. Требуется время, чтобы общество увидело, что с помощью выборов можно что-то изменить. Какой-то робкий шаг сделан именно сейчас. Он выражается в том, что столь диких фальсификаций, как раньше, уже нет. И за это нужно в немалой степени благодарить протестную весну 2012 года.

– Хочу спросить еще об арестованном мэре Михаиле Столярове. Есть люди в городе, которые считают, что в этом деле не все так просто. Есть мнение, что бывший мэр «перешел дорогу» кому-то из коллег. Как Вы считаете?

– Надо понимать, что местная политика в России интегрирована в федеральную политику. Столяров был слабым звеном Вячеслава Володина. И, естественно, с этим слабым звеном была проведена определенная работа соперниками Володина по Кремлю. Более того, Столяров — тот самый человек, который испортил Владимиру Путину инаугурацию весной 2012 года. Ведь если бы не было диких фальсификаций в Астрахани, то и инаугурация Путина была бы более ровной. Именно астраханская весна затянула политический кризис начала 2012 года. Поэтому арест Столярова — это федеральное эхо, а вовсе не продукт какого-то местного заговора.

– Накануне Госдума приняла в третьем, окончательном чтении поправки в налог на имущество физических лиц, согласно которым он теперь будет привязан к кадастровой стоимости недвижимости. Знаю, что вы считаете эту тему крайне важной. Что изменится в реальности после вступления поправок в силу?

– Налоговые ставки реально сильно поднимутся. Российское налоговое законодательство предусматривает, что муниципалитеты вправе претендовать на помощь из вышестоящих бюджетов только в случае, если они полностью реализовали собственный налоговый потенциал. Больше того, за этим крайне внимательно следит прокуратура. Она блокирует любые решения по льготам для населения, если речь идет о дотируемых муниципалитетах. В России все муниципалитеты дотируемые. В восьмимиллиардном бюджете города Астрахани собственные доходы не превышают трех миллиардов рублей. Остальное — это субсидии сверху, либо трансферты. Применительно к налогу на недвижимость, если ранее обсуждалась налоговая ставка 0,1%, то теперь диапазон раздвинут до 0,3%. Соответственно, применительно к квартире стоимостью в 2,5 – 3 миллиона рублей, мы должны говорить про налог в течение года в размере 7-10 тысяч. Это окажется достаточно болезненно для людей с низкими доходами. Тем более надо понимать, что доходы населения будут снижаться.

– То есть, скорее всего, такие меры больнее всего ударят по бедным слоям населения?

– Я думаю, что применительно к нашей стране понятия «богатого» и «бедного» очень размыты. Дело в том, что так называемые средние доходы по стране, согласно статистике, очень оторваны от реальных доходов населения. И вот почему. Скажем, средняя заработная плата у нас считается только по легально занятым людям. Но легально занятых людей у нас реально процентов 30. В частности, в Астраханской области из 620 тысяч трудоспособных людей легально заняты 205 тысяч. Остальные заняты неофициально. А кто эти люди, кто работают легально? Это врачи, учителя, у которых сейчас реально поднялись зарплаты, военнослужащие, работники МВД, работники администрации. Однако если мы примем в учет всех остальных работающих неофициально, мы узнаем, что средняя зарплата равна в среднем 16 тысячам рублей, а никаким не 22 и 25. И в этих условиях дополнительный 500-рублевый налог в месяц будет плюсом к достаточно высоким тарифам ЖКХ. А они, я напомню, в ближайшее время будут еще подняты: нормативы только на отопление в следующем году увеличатся на 50%. Плюс рост цен: инфляция, очевидно, будет в полтора-два раза выше, чем заложенная  в бюджет сумма. Плюс — отказ от повышения средней заработной платы. Все это в целом порождает крайне негативный фон. Падение средней цены нефти со 114 долларов за баррель до 92 порождает дыру в бюджете размером 600 миллиардов. Внешний долг госкомпаний размером 150 миллиардов долларов, проблемы с поставками газа в Европу, потеря украинского рынка и неясная ситуация с китайским рынком — все это в целом также не добавляет светлых тонов в ситуацию.

– Помимо разговоров об отказе от российских углеводородов, в Европе будут приняты реальные меры?

– Ну давайте вспомним вот что. Доля России в поставках газа в Европу на протяжении последних лет колеблется в пределах от 20 до 30%. Остальное все — это внутреннее производство, это Северное море, это Алжир. Туда же добавляются перспективы поставок сжиженного газа из США, из Персидского залива. Конечно, скорее всего, ниже 90 долларов цена не упадет, но бюджет-то у нас верстался из других отметок. Также нужно не забывать, что Европа идет по пути все большего применения «зеленых» технологий. Пока же от нашего газа больше всего зависит Восточная Европа. От нас независима Франция, независима Великобритания, независима Испания. Зависимость Италии и Германии постепенно будет понижаться. И надо смотреть вперед на пять-семь лет. Что касается Китая, то мы видим сегодня из разговоров отдельных менеджеров «Газпрома», что согласованной цены на газ с Китаем не было. И первые поставки газа туда будут не ранее 2020 года, причем в масштабах достаточно небольших — шесть миллиардов кубометров в год при продажах в Украину в прошлом году в двадцать четыре миллиарда кубометров. А больше, собственно, наш газ продавать некому.

– Вернемся в город. Что вообще сейчас происходит в городской мэрии? После скандала с участием Столярова о ведомстве фактически ничего не слышно. Это хороший признак? Были ли у правоохранителей какие-то вопросы к кому-то кроме Столярова?

– Безусловно, там ничего не изменилось. Сохранилась прежняя полумафиозная группировка. Да, из администрации уволили Ситникова (бывший вице-мэр Астрахани. — РП), некоторых других одиозных лиц. Но по-прежнему работают граждане с судимостью: осужденный Редькин, глава Кировского района, осужденный Диденко, заммэра по благоустройству и многие другие. Затишье — оно обманчивое. На мой взгляд, в администрации наблюдается оцепенение в ожидании перемен. Администрация фактически обезглавлена. Никакого руководства на протяжении всего этого года не было. Но, с другой стороны, у людей как отнимали землю в центре города, так и отнимают. Только это теперь происходит не путем поджогов, а путем признания неаварийных домов аварийными. При участии суда людей выгоняют из их квартир, предоставляют им жилье далеко на окраинах. Причем речь идет, скажем, о Косе (район в центре Астрахани. —РП). Чтобы платить людям меньшую компенсацию, цена земли здесь уменьшена в три раза. Постановление подписано. Поэтому, действительно, публичных скандалов стало меньше, но это не означает смену какого-то направления или курса.

– А что должно произойти, чтобы ситуация была исправлена?

– Честные выборы. Или процесс гниения продолжится. Более того, возникают новые вызовы, про которые во власти никто не думает. Например, в следующем году правительством России у нас на 50% поднимаются нормативы по отоплению. Применительно к городу Астрахани этого повышения можно бы было избежать, если бы принялась программа по переходу домов на систему автономного отопления. Но в этом направлении не делается ровно ничего, а значит, в январе плата за тепло повысится на 10%, летом следующего года на 20%, а в январе 2016 еще на 20%, то есть каждая квартира будет переплачивать в сезон до 10 – 12 тысяч рублей. Также к январю следующего года у нас количество лифтов, которые достигают конца периода эксплуатации, достигнет 950. Это затронет около 40 тысяч человек. Решение этой задачи требует суммарных ассигнований на уровне 800 миллионов рублей. Но это же нельзя сделать за год. Необходима программа, которую необходимо принять заблаговременно. Нынешняя власть про такие вещи просто не задумывается.

– Сейчас идет процесс формирования нового правительства области. Поступало ли вам от Жилкина предложение занять какой-либо пост в нем?

– Нет, губернатор мне не предлагал никакие посты в формируемом правительстве. А я и не просил. Ведь для успешной работы требуются достаточные полномочия. Министр здравоохранения, скажем, не может привлечь специалистов в село, поскольку в 40% сел нет даже чистой питьевой воды. А министр ЖКХ не может провести водопроводы, потому что руководство региона не выделяет на это средства. Поэтому я и шел на выборы губернатора. Поэтому я и рассматриваю возможность участия в выборах мэра.

Шкатулка и ящик Пандоры Далее в рубрике Шкатулка и ящик Пандоры«Русская планета» поговорила с астраханским мастером резьбы по дереву о взаимоотношениях с властью и о том, как он ищет учеников Читайте в рубрике «Титульная страница» Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря«Обыкновенные люди. В общем, напоминают прежних…» («Мастер и Маргарита») Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»