«Ждем этого, можно сказать, как манну небесную!»
Выгрузка рыбы перед взвешиванием. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

Выгрузка рыбы перед взвешиванием. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

«Русская планета» решила выяснить реальное положение дел, наверное, в одной из самых исконных профессий Астраханского края

10 марта в Астраханской области официально началась весенняя путина — период, когда специализированным предприятиям разрешен промышленный лов рыбы. 20 мая путина завершится, и рыбаки вернутся к своему ремеслу только к сентябрю. Профессия рыбака становится все менее популярной. И тому есть объяснение. Очень много людей этой профессии не смогли себя найти в 90-е годы, когда разрушились большинство колхозов и совхозов региона, кто-то спился, кто-то пошел в охранники или строители, а совсем малая часть сама занялась рыбным бизнесом. В нулевые ситуация в регионе стабилизировалась. Промышленный вылов осетровых запретили, на смену коллективным хозяйствам пришли частные рыбоводческие фермы, рыбодобывающие и перерабатывающие компании.

РП решила узнать о делах в отрасли в одном из самых солидных рыбодобывающих предприятий региона, появившемся в 1999 году. Вместе с его руководителем Хабибуллой Хармановым на катере «Прогресс 4» мы отправились в поселок Кировский Камызякского района — на базу предприятия, а затем на раскаты (мелководье в дельте Волги, тянущееся около 50 км до начала Каспийского моря глубиной примерно 90 см. — Примеч. авт.), где непосредственно ловится рыба. По словам Харманова, именно раскаты являются промежуточным звеном между стечением маленьких сельских речушек и Каспийским морем. Однако воды сейчас здесь в лучшем случае по колено.

– Чтобы попасть в море, нужно проехать на катере несколько километров. Но на обычном катере это опасно, поскольку волны там очень сильные.

Уже сейчас руководитель предприятия прогнозирует снижение вылова рыбы:

– Уже прошла половина весеннего сезона, и я могу с уверенностью сказать, что в сравнении с прошлым годом мы выловили на 30% меньше, чем за тот же период прошлого года. И это уже тенденция. Да, снижение выловов наблюдается все последние годы. Но этот год рекордсмен. А все потому, что воды в этом сезоне катастрофически не хватает. На волгоградской ГЭС обещали сброс начать только в конце апреля. Но это уже поздно. Я думаю, в ситуации виновата экология.

После раскатов Харманов развернул катер, и мы вернулись к двум баркасам (небольшое самоходное судно, предназначенное для перевозок в гаванях и на рейдах. — Примеч. авт.), на которых живут и работают во время путины приемщики рыбы. Один из них необходим для выгруза выловленной рыбы и дальнейшей ее транспортировки на переработку. На другом баркасе живут сами рыбодобытчики. Кроме того, второе судно необходимо для подстраховки на случай если первое выйдет из строя. Приемщику-экспедитору Тариху Жумагалиеву 35 лет, 4 из которых он работает здесь.

– Вы здесь по три месяца проводите. Сколько у вас мест для сна?

– На каждом баркасе по два спальных места. На сезон от предприятия выходит четыре пары баркасов. Но мы не находимся здесь все три месяца путины. У нас есть выходные. Когда как — один или два дня. Мы все живем недалеко. Поэтому домой приезжаем каждую неделю.

– Как начинается ваш рабочий день?

– Я сам не рыбак. Я приемщик. Я взвешиваю выловленную рыбу, записываю массу в накладные и передаю документы переработчикам. Рыбаки обычно в 5–6 утра идут на рыбалку. Но сейчас воды нет. Рыбы намного меньше, чем в прошлом году. Некоторые места вообще превратились в непролазные: там, где была вода, теперь острова из песка. А секрета для ловли надо ставить где поглубже. К нам, приемщикам, на сдачу рыбы они приходят в разное время, обычно начиная с 12 – 13 часов, в зависимости от того, кто сколько набрал. Потом после последнего рыбака вечером я возвращаюсь к причалу в Кировском. Рабочие перегружают рыбу в машину. Потом я сопровождаю машину при перевозке рыбы в цех в Заречном (поселок в Камызякском районе). Когда привожу рыбу, мне выписывают накладные. Затем я возвращаюсь на базу.

Баркас с надстроенной каютой. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

– Рыбаком не работали никогда?

–  Нет. Я работал много где: и строителем после армии, потом в рыбоохране недолго. Затем узнал, что здесь требуются приемщики. Вначале поработал матросом, потом потихоньку начал вникать, как накладные оформлять, с весами работать, определять сорта рыбы, ее породу. Работа все-таки материально ответственная.

– Профессия рыбака сейчас привлекает молодежь?

– Молодежи мало. Но к нам люди приходят зарабатывать деньги. У человека есть приспособления, лодка, мотор — он идет к нам. Люди живут, семьи содержат. Тяжело, конечно, но кому сейчас легко. А куда еще здесь в деревне идти? Тут многие ничего больше и не умеют.

– А какой-то конкретный карьерный рост вы для себя здесь видите?

– Я к карьерному росту не стремлюсь. Мне моя профессия нравится.

– Чем заняты, когда нет путины?

– Я состою на учете на бирже труда. Могут предложить какую-то сезонную работу. А так мы здесь по договору работаем. Да и за три месяца путины дома накапливается куча дел. Супруга работает, значит, дома некому заниматься делами.

К судну причаливает первый рыбак — Геният Арестанов. Улов, говорит, сегодня негуст.

– Как вы начинали свой путь в этой отрасли?

– Началось все в 80-х годах, когда я устроился в колхоз «Дзержинский» в селе Караульном. Сначала проработал год электриком, по специальности. Но потом решил уйти в рыбаки. Там заработки тогда были побольше и семью уже надо было кормить. Мы тогда кроме того, что здесь рыбачили, еще ходили в море за килькой. Там я 4 года проработал на небольшом баркасике на 8 человек, потом нас перевели на судно побольше, там нас умещалось до 34 человек. На нем ходили сдавать рыбу прямо в Баку, в Красноводск, в Гулсаны. Потом, в начале 2000-х, колхоз развалился, и мы остались не у дел.

Примерный улов одного рыбака. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

– Тяжесть работы не пугала?

– А какая работа легкая? Или в ночь, или в полночь уходишь. Я и на тоне работал, и с секретами работал здесь в море и неводом-волокушей работал много лет, сазанов ловили. Еще раньше был здесь подледный лов зимой. Сейчас зимой никто не работает. Раньше в колхозе организованно нас выводили на брандвахту на ерик (мы его обозвали «рыбацким»), ставили центральный дизельный генератор, и мы работали.

– Как у вас сейчас начинается рабочий день?

– В 5 часов встаю, завтракаю и на работу. Работа по-разному идет. Тем более сейчас маловодье. Лодка не идет — прыгаю в воду и тащу. Сейчас как раз мы мучились на «меляке». Еле пролезли. Виноват «норд-вест», который в этом году сильно затянулся. Он уже две недели дует. Всю воду отсюда выгнал. Секрета на сухом стоят теперь. К некоторым даже не подъедешь. Ждем воду и надеемся, что рыба еще подойдет. А сейчас куда она будет подходить? Кругом земля. Приезжаем рыбу сдавать обычно в 2–3 часа дня. А в 4 обратно на брандвахту. Попил чаю, поехал переставляться или дрова порубил: каюту дровами отапливаем. Сейчас днем тепло, а под утро даже заморозки бывают. Приходится ночью подтапливать.

– Ловите чем?

– Секретами. Называем их крытыми «трояками».

– Ночуете вот в таких же баркасиках?

– Да, только они у нас полностью крытые. Сейчас нас на этом баркасе пять человек ночует. Рулевой, матрос и трое рыбаков. Осталось месяц отработать и домой — три месяца отдыхать.

К нашему судну причалил другой рыбак, Виктор Манышев. Стаж работы 33 года.

– До рыбачества окончил курсы водителей. После армии работал электриком на рыбозаводе здесь, в Кировском. Потом, в 1982 году, рыбозавод закрылся, и я пошел в рыбаки. Работы другой не было, да и дядька рыбаком был, дед тоже, а тяжелого труда я не боюсь. Работа вся уважаемая. Потом колхоз в начале нулевых развалился. Через некоторое пошел я в АРП. Здесь я уже 6 год.

– Как рабочий день начинается?

– Подъем в пять утра, завтрак и выезд на раскаты. Проверяем каждый день 25-30 секретов. Сейчас мелко, не везде подъедешь. После сезона нужно новые секрета покупать. Сейчас вот уже 4 потеряли после недавнего урагана.

– Много молодежи идет в вашу профессию?

– Молодежь неохотно идет в эту сферу. Но думаю, отсутствие рыбаков нам не грозит.

– Такое маловодье, как сейчас, вы помните?

– Сейчас, можно сказать, самый низкий уровень воды на моей памяти. В сравнении с прошлым годом вода упала сантиметров на 30–40. Воды с каждым годом все меньше становится, потому что те места, где раньше были култуки (с тюркского «залив, угол, тупик». — Примеч. авт.), где больше всего ловили рыбу, сейчас постепенно «отшнуровываются». Сколько раньше ериков, речек было — все позамело. Раньше колхозы обязывали ерики чистить, а сейчас этим никто не занимается.

Через полчаса подошла третья лодка. В ней в основном рыбная мелочь, но есть и пара крупных щук, несколько сазанов и большой окунь. 46-летний Александр Чернышев уже 16 лет работает в этой сфере:

– В рыбалку я пришел в 1999 году. До этого работал шофером, слесарем на Кировском рыбзаводе. На рыбака я тогда же выучился на выездных курсах. Паспорт рыбака дали в 2001 году. Сначала трудно было, но ничего, постепенно втягиваешься. Шесть месяцев в году здесь работаю остальные дома скотиной занимаюсь. Летом сено заготавливаю. У меня коровы, куры, козы — я не скучаю. Семья есть. Дочка недавно замуж вышла.

Баркас, где живут приемщики рыбы. Фото: Рустам Журавков / «Русская планета»

– Не думаете сменить профессию? Хватает семью содержать?

– Тяжело конечно, цены бегут дальше зарплат. Хозяйство свое помогает. Мясо, молоко, яйца у меня свои, а это очень экономит семейный бюджет. А больше здесь и работать негде. На базах отдыха разве что, но и на них не все стабильно. Здесь спокойнее.

– Молодые приходят в вашу профессию?

– Среди нашего брата молодых ребят почти не вижу. Молодежи лучше там, где похалявнее, чтобы затрат никаких и зарплата тысяч 50.

– Воды и правда катастрофически мало в этом году?

– Из-за воды и с рыбой в этом году плоховато. Если раньше здесь было по горло, то сейчас — по колено. С каждым годом воды все меньше. Мы ждем, что с Волжской ГЭС начнут наконец сбрасывать нам воду. Ждем этого, можно сказать, как манну небесную!

Почему до сих пор нет воды из Волжского водохранилища, «Русская планета» попросила ответить специалиста по связям с общественностью ООО «Волжская ГЭС» Галину Шацкую. По словам Шацкой, плановое увеличение сбросов можно ожидать не раньше последних дней апреля:

– На сегодняшний день информация такая: до 28 апреля осуществляются прежние расходы — меньше 5 000 кубометров в секунду. С 29 апреля начнется увеличение постепенно до 6 000, к 30 апреля до 7 000 кубометров. В дальнейшем сбросы не установлены федеральным агентством водных ресурсов. По предварительным данным, по тому, что говорят синоптики, прогнозисты, наступил период маловодья. Предыдущий год тоже был маловодный. Вообще они не берутся делать прогноз более чем на один месяц. Если бы была вода, ее бы удержать невозможно было. В другие годы люди, наоборот, страдают от наводнения. Это все природные явления.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря«Обыкновенные люди. В общем, напоминают прежних…» («Мастер и Маргарита») Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря

Комментарии

28 апреля 2015, 15:44
ДА, в снижении вылова виновата экология, которую сами же люди и портят, а потом жалобно рассказывают об этом =)
27 апреля 2015, 18:04
С рыбалкой стремные ассоциации после случая, когда мы пошли на лодке за рыбой, а ее спускать начало. Если бы до буя не доплыл...не писал бы сейчас)).
Желаю рыбакам удачи, чтобы с Волжской ГЭС им воды побольше дали, и рыба чтобы сама в сети прыгала!)
27 апреля 2015, 23:41
там столько браконьеров, что скоро никакой рыбы не останется. уже почти не осталось
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»